Виктор Балабан (second_path) wrote,
Виктор Балабан
second_path

Category:

"Женский вопрос" в каменном веке

(Эволюционная гипотеза)
часть пятая
Котозависимость

Обожание кошек встроено в мозги человечества, особенно в женской ее части. И это при отсутствии ответных чувств со стороны объекта обожания. Не нужна домашним кошкам наша любовь. Как могла образоваться такая зависимость, и почему она прошита в наших генах? Домашняя кошка одомашнена уже в историческое время, и этого времени явно мало.

На самом деле, давным-давно предки людей много контактировали с кошками, но это были другие кошки. Самое интересное, что потомки тех кошек, с которыми у предков людей были симбиотические отношения, дожили до наших дней. И у них тоже записано в генах особое отношение к людям. Кто еще не догадался, это – гепарды:
acinonyx_jubatus_0.jpg

Когда людей стало слишком много, а гепардов слишком мало, домашние кошки очень удачно мимикрировали под детенышей гепардов и заняли пустующую нишу. Встроенный в людях инстинкт заботы о детенышах гепарда сработал по-полной. Вот и имеем то, что имеем. Не тех кошек мы держим дома!

Так откуда в людях инстинкт заботы о кошках?
Начнем издалека, со времен, когда наши предки только пытались выйти в саванну. Для этого им предстояло решить две основные задачи:
1.    Что в этой саванне можно съесть?
2.    Как самому не быть съеденным?

Трава, в которой много клетчатки, не годилась для питания наших предков. Корни и корнеплоды растений не вкусные и не питательные, многие –  ядовиты. Как лекарство годятся, а как основной компонент рациона – не очень. Вспоминаем, как дети относятся к корнеплодам в пище. Некоторые не любят морковь, другие плюются луком. Как-то не похоже, чтобы корнеплоды хоть когда-нибудь были любимым питанием наших предков.

Да простят меня убежденные вегетарианцы, но единственной пищей, из-за которой стоило выходить в саванну, было мясо. А все остальные вкусности саванны были бонусом к мясу. А откуда мясо? Наши предки забирали мясо у хищников. Брали палки и камни, организовывались в банды, и отправлялись грабить бедных хищников. По-видимому «джигиты», которые умели добывать мясо, выглядели лучше, чем их «лесные братья». У них рождалось больше детей, а дальше сработал естественный отбор. В результате этого отбора наши предки приобрели прямохождение. Так было удобнее и эффективнее носить оружие.

Вообще-то обезьянкам было очень страшно встретиться лицом к лицу с хищниками. Опять сработал естественный отбор, и возникла гиперсексуальность мальчиков-подростков. В кровь подростков впрыскивается больше мужских половых гормонов, чем бывает у взрослых мужчин. От такого обилия счастья у юнцов срывает крышу, и они перестают бояться. Можно идти на охоту. Эволюция слепила храбрость из того что было под рукой, как оно часто бывает.

Наши предки днем выходили из леса в саванну, но спать продолжали на деревьях. Лес по-прежнему кормил, а кроны деревьев давали безопасность, особенно самкам и детенышам. Ночью в саванне было слишком опасно. Необходимость поддерживать хорошую приспособленность к древесному образу жизни не позволяла нарастить массу тела и мозги, а без этого нельзя было стать человеком. Эта переходная фаза прямоходящей обезьяны продолжалась довольно долго, но потом нашелся выход, когда наши предки смогли себе позволить спать на земле. Тем самым окончательно оторвались от древесной экологической ниши.

Представьте себе, как банда «джигитов» отгоняет хищника от добычи, а сами пытаются оторвать кусочки мяса. Вначале наши предки  не только не умели охотиться на крупную добычу, но даже не умели разделывать ее. Поэтому они периодически подпускали хищника к добыче, чтобы тот покромсал ее. В результате с некоторыми хищниками у наших предков возникли  доверительные отношения.

Из ныне живущих кошек идеально подходит на такую роль гепард, хотя наши предки могли дружить и с другими кошками. Гепард совершенно не агрессивен по отношению к людям. Гепард, как и человек, дневной охотник. Гепард не может защитить свою добычу от других крупных хищников. Во время охоты гепард не может защитить своих детенышей. Таким образом, они нашли друг друга. Наши предки держали у себя детенышей гепарда, а гепард ловил добычу и кормил всех. Ночью гепард охранял от нападения хищников. Наши предки заботились о детенышах гепарда и отгоняли падальщиков от добычи гепарда. Вот такой взаимовыгодный симбиоз с предками гепарда и позволил нашим предкам окончательно спуститься с деревьев на землю.

Для полноты картинки надо отметить, что гепарды мяукают и мурлыкают, как и домашние кошки. Когда мы слышим мурлыкание и мяуканье домашней кошки включается древнейший инстинкт, который говорит: «Гепард рядом, значит мы в безопасности». Возникает ощущение уюта. Чем домашние кошки очень умело воспользовались. Кто еще не видел и не слышал, как мяукают и мурлыкают гепарды, смотрим и слушаем:
https://youtu.be/hgHyYPkFZuM
https://youtu.be/eecgmZ-nVXA

Еще один гепард заставил поволноваться туристов:
https://youtu.be/9vAZda2ey2w

Вообще-то гепарды и сейчас не против жить вместе с людьми. В ютубе есть целый канал про это:
https://youtu.be/ZUX0N7p-Wcw


Таким образом, для того чтобы успешно выйти в саванну нашим предкам пришлось:
1.    Вооружиться
2.    Стать очень дружными между собой и мстительными по отношению к врагам.
3.    Подружиться с некоторыми хищниками.


Если в саванне встретился хищник, с которым надо было бороться, то можно было бороться зубами или оружием. Палеоантропологи говорят, что клыки у наших предков уменьшились со временем. Но раз клыки уменьшались, то они боролись не зубами. Значит, оружием. Ниже будет видео про опыт с современными шимпанзе, которым подсунули чучело леопарда. Похожим образом вели себя и наши предки, когда отнимали добычу у хищников. Все правильные движения есть, только они несколько хаотичны. Руки у шимпанзе очень сильные, и если он ударил бы палкой настоящего леопарда, то тому бы не поздоровилось, а то и помер бы:
https://www.youtube.com/watch?v=bKpZUsRJWBg

В открытой саванне убежать от хищника невозможно, ибо любой из них бежит быстрее и отлично умеет охотиться вдогонку. Правильная тактика борьбы это идти всем вместе навстречу хищнику. Когда хищник увидит «ежик» из палок и рук, то, скорее всего, откажется от нападения. Если, все же, хищник кого-то убил, то обязательно надо было отбить жертву. Наши предки сами съедали жертву, чтобы она не досталась хищникам. Других форм похорон тогда не знали. Смысл такого рода каннибализма в том, чтобы не приучить хищников к охоте на себя. Хищник, который съел человека, становится людоедом и будет еще неоднократно нападать на людей. Поэтому таких убивают нещадно, т.е. мстят. Месть вполне свойственна обезьянам. Они запоминают врага, а потом не дают ему охотиться на их территории.

Наши предки поделили хищников на «друзей» и «врагов». «Врагов» они гнобили как могли, забирали добычу, не давали охотиться, убивали детенышей. В результате, некоторые из них вымерли. На место вымерших приходили другие хищники, более способные противостоять  нашим предкам. У социальных хищников отобрать добычу труднее, чем у хищников-одиночек. Началась «гонка вооружений», хищники наращивали социальность, а наши предки – мозги. Попробуй-ка отнять добычу у прайда львов! Ум нужен.

Таким образом, кошки сделали из обезьяны человека, кошки – друзья и кошки – враги. Кошки – недостающий пазл в эволюции человека. При наличии этого пазла не нужна засуха и не нужна самоликвидация хищников для объяснения антропогенеза.

Люди обожествляют кошек. Классика жанра Богиня Мать из Чатал-Хююка (5750 г. до н.э.):
0_e7980_a7b6b0f9_orig
https://maximus101.livejournal.com/145397.html

Конец пятой части. Продолжение следует
© 2019 Victor T. Balaban
Tags: эволюция человека, энцефализация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments